Питер Доусон

История Питера Доусона

История Питера Доусона, бас-баритона и звезды граммофонной музыки

Сегодня мы рассмотрим уникальную запись лейбла «His master’s voice» с каталожным номером В 2425, глядя на которую, в глаза бросается наш любимец пес Ниппер. Дата выхода в свет этой двухсторонней шеллачной пластинки — далекий 1927 год. Размер пластинки — стандартные 10″, скорость вращения — 78 оборотов в минуту. На стороне А записана мелодия Sincerity авторства известного австралийского композитора начала ХХ века Эмили Кларк, на стороне В — перевод на английский язык известного русского романса «О, если б мог выразить в звуке» Леонида Малашкина на стихи Григория Лишина — «Oh, could I but express a song». На фортепиано аккомпанировал англо-канадский пианист и органист Геральд Мур (Gerald Moore) при записи обеих композиций. Исполнитель главной партии — австралийский бас-баритон Питер Доусон.

Пластинка выпущена в Англии, на знаменитой фабрике The Gramophone Co. Ltd. в городе Хэйес, графство Мидлсекс. При производстве нашей пластинки использовались матрицы 6-2718 и 6-2693.


Сама по себе история Питера Доусона мало известна рядовому любителю ретро-музыки. Будущий бас-баритон, виртуозный исполнитель арий, ораторий и классических баллад родился в Австралии, в семье беженцев из Шотландии. Уже в достаточно зрелом возрасте стал заниматься пением в церковном хоре и после непродолжительных занятий стал успешно выступать в певческих конкурсах и давать концерты.

Питер Доусон
Питер Доусон

После первых успехов на Зеленом континенте, судьба занесла молодого Питера в Англию, под крыло к именитым певцам начала ХХ века. Наставниками австралийского самородка выступили такие мэтры как сэр Чарльз Сэнтли и Ф.Л. Бэмфорд. Доусон посещал многочисленные концерты представителей итальянской и французской оперы — Титта Руффо, Паскаля Амато, Маттия Баттистини, у которых позаимствовал технику пения бельканто.

В 1905 году Питер Доусон женился на начинающей певице Энни Мортимер Ноубл, по совместительству — дочери антрепренера одного известного мьюзик-холла. Примерно в это же время, с помощью медицины, Доусон расширил диапазон своего голоса.

Как и у любого значимого артиста своего времени, Питер Доусон много гастролировал. Конечно, как подданный британской короны, основные маршруты творческих поездок, певец прокладывал по англоязычным странам Британской империи — Австралия, Южная Африка, Новая Зеландия, Ирландия, области империи в Юго-Восточной Азии. Там же Доусон познакомился в аккомпаниатором Геральдом Муром, который аккомпанировал Питеру и при записи пластинки, которую мы сегодня рассматриваем.

Вторая мировая война застала Доусона в Австралии. Из-за солидного возраста, маэстро не подлежал призыву на службу, однако Питер не остался в стороне — давал многочисленные концерты для армии, а также управлял маленьким семейным предприятием, которое обслуживало государственный военный заказ.

Но для нас, как любителей граммофонной музыки, интересует влияние грамзаписи на карьеру Питера Доусона. Свою первую запись акустическую запись  австралийский бас-баритон произвел еще в 1904 году и не прерывал активные записи до 1958 года под брендами EMI и His Master’s Voice. Вернемся к первой записи — это была восковый цилиндр для фонографа Белла-Эдисона. Параллельно с записями на цилиндрах, c 1906 года Питер Доусон записывался и на пластинках для Gramophone Company (предшественник EMI/HMV), для которой широкий репертуар австралийца на какое-то время стал основой каталога пластинок. Кроме этого, Питер публиковал записи шотландских народных песен под псевдонимом Гектора Гранта для бренда Zonophone.

Питер Доусон
Питер Доусон выступает с хором полиции Нового Южного Уэльса

В 1906 году Питер Доусон совместно с другими артистами участвует в серии записей опер, авторами которых были известный дуэт викторианской эпохи — либретист Уильям Гильберт и композитор Артур Салливан. Несколько позже, в 1919 году, Доусон успешно проводит записи оперетт авторства все того же дуэта. Уже в 1920 году, по некоторым данным, количество проданных копий записей австралийца достигло внушительной цифры в 5 миллионов штук. С течением времени технологии звукозаписи улучшалось, появился электрический микрофон, поэтому Питер Доусон занялся перезаписью своих более ранних произведений, для того, чтобы получить новые, более качественные исходные матрицы для грампластинок.  К началу Второй Мировой войны количество проданных пластинок Доусона достигло астрономической по тем временам цифры в 12 миллионов копий!

Трудно посчитать количество записей, выпущенных за длительную (практически полувековую) карьеру певца; по разным оценкам это может быть от 1,5 до 3,5 тысяч записей — таким образом, были охвачены все периоды развития грамзаписи — от восковых цилиндров до знакомых всем виниловых LP.


Итак, вернемся же к самой пластинке и внимательно ее рассмотрим.

Sincerity Эмили Кларк, поет Питер Доусон
Sincerity (Эмили Кларк)

На самой пластинке, на стороне А, сразу бросаются в глаза две странные бумажные наклейки, внешне похожи на почтовые марки с надписью Mecolico. Это есть не что иное, как лицензионная марка Mechanical Copyright Licenses Company — организации, которая боролась за авторские права певцов, музыкантов и производителей грамзаписей с 1910 по 1924гг. Не стоит удивляться, тому факту, что пластинка выпущена в 1927 году, а Mecolico существовала до 1924г. — на самом деле эта организация не исчезла, а объединилась с Copyright Protection Society в новую компанию Mechanical-Copyright Protection Society. Таких организаций, которые назывались еще «rights society», в начале ХХ века было несколько.  Очень важно отметить — Mecolico никогда не выступал в роли издателя пластинок.

"Oh, could I but express a song" (Малашкин), поет Питер Доусон
«Oh, could I but express a song» (Малашкин)

Мелодия на этой стороне будет особенно интересна русскоязычным читателям нашего блога о ретро-музыке. Романс «Oh, could I but express a song» (или «О, если б мог выразить в звуке» в русском оригинале) — наверное, самый известный романс авторства Леонида Дмитриевича Малашкина. Сам автор родился в России в 1842 году, но музыкальное образование получил в Германии. После возвращения на территорию Российской Империи дирижировал концерты классической музыки, сочинял собственные музыкальные произведения — от оперы до духовной литургической музыки. Наиболее значимым вкладом композитора в музыкальное наследие 70-80ых годов XIX века являются его популярные романсы, такие как «Не скажу никому», «Слышу ль я голос твой» и, конечно, «О, если б мог выразить в звуке». Этот романс входил в репертуар всех значительных певцов, начиная от Федора Шаляпина и Бориса Штоклова и заканчивая Дмитрием Хворостовским.

Напоследок мы бы хотели поделиться записью этого замечательного романса на английском языке в исполнении Пола Роубсона в сопровождении оркестра Вальтера Гоэра.

Слушайте ретро-музыку с нами!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *